Еленка Донецкая (lat_elenka) wrote,
Еленка Донецкая
lat_elenka

Репортаж из окопов ДНР в ожидании нападения


Репортаж корреспондента АиФ.ru с передовой донецкой интернациональной бригады «Пятнашка», ждущей наступления украинской армии.

© / Андрей Незваный / АиФ





— Если хотите вообще вернуться домой, оставляйте свой джип здесь и пересаживайтесь вот сюда!

Боец армии ДНР с позывным «Грек» показывает рукой на видавший виды «Москвич». Вылезаем из мощного зарубежного внедорожника — залезаем в старый, неизвестно сколько лет отслуживший автомобиль. «Греку» нет дела до комфорта. Ему есть дело до наших (и своей, конечно) жизней. Впереди открытая местность, все просматривается на километры, а джип был бы отличной мишенью.

На разбитом «Москвиче» по просматриваемой (и простреливаемой) местности мы едем в одно из самых прославленных подразделений армии ДНР — интернациональную бригаду «Пятнашка». Она была сформирована еще летом 2014 года пятнадцатью добровольцами (отсюда и название) и до сих пор находится на передовой.

Едем по живописным местам, обезображенным войной. Что удивительно, до войны тут тоже было не все спокойно. Уже была настоящая схватка за эту землю, только юридическая и религиозная. Дело в том, что «Пятнашка» базируется на территории, которая до 2014 года принадлежала протестантской религиозной организации. Местные называли ее «секта», хотя юридически ее таковой никто не признавал. Просто еще одна новая религиозная организация, которые в девяностые и «нулевые» появились на Украине в огромных количествах, получая тут и там здания, землю... Когда началась война, актуальны стали более насущные вопросы — где размещать образующиеся отряды ополченцев. С тех пор «Пятнашка» и занимает бывшие «приходские» помещения. Там кончилась «спокойная» территория, там мы и пересели на разбитый «Москвичок», чтобы поехать на передовую.

Перед нами едет комбат Олег с позывным «Мамай». С ним — группа сопровождения. Они — на таком же «чуде автопрома». По простреливаемой местности едем на новую позицию, созданную на переднем крае между Ясиноватой и Авдеевкой. «Кортеж» наш останавливается посреди степи. Дальше накатанной дороги нет, впереди только равнина, занесенная снегом. Холмы и «зеленка», хотя в последнее время лесополоса, конечно, тоже вся в снегу. Последние три километра идем пешком. Снега — чуть ниже колена. Начинается метель, снег крупными хлопьями быстро засыпает все — через несколько минут и люди уже не видны на белом фоне.



Фото: АиФ/ Андрей Незваный

— Передвигаемся по открытой местности, которая периодически простреливается врагом. Поэтому никакой скученности. При передвижении держать расстояние 7-10 метров друг от друга, — инструктирует замполит.

Доходим без происшествий.

На месте встречают бойцы «Бул» и «Север». Оба — местные уроженцы. Один из Димитрова, другой из Шахтерска. Оба воюют с 2014 года. Так и говорят — не смогли смириться с тем, что фашизм вернулся. Пошли в ополчение. «Бул» и «Север» охраняют «Питер» — так называется позиция. Создали ее совсем недавно, теперь обустраивают. Одни солдаты пилят дрова, другие роют окопы в замерзшей земле. Блиндажи врыты в холм как пещеры. Проходы между ними покрыты «стенами» из старых покрышек и мешков с песком. На вершине холма виднеется наблюдатель. Это, естественно, то, что видно гражданским. Где «секреты» (скрытые посты наблюдения) и сколько их — военная тайна.

— Как обстановка? — интересуется на месте «Мамай».

— Да сейчас тихо. Как стемнеет, начинают «класть» по нам из всего, что есть. И «стодвадцатые» летят (артиллерийский калибр 120 мм, — Ред.), кроют с СПГ и АГС (станковые гранатометы, — Ред.). Артиллерия отмечается, чтобы «не расслаблялись». Ну и снайпера их работают.

Все это комбату докладывает командир подразделения, которое расположено на передовой. Позывной — «Батя». Бывший шахтер из Макеевки с открытым и добродушным лицом. В 2014 году он оставил жену, двоих детей, ушел в ополчение. С тех пор в строю почти без перерыва. О себе не любит рассказывать, отделываясь простым «все в окоп и я в окоп».



Фото: АиФ/ Андрей Незваный

— Далеко украинские позиции? — задаю вопрос.

— Примерно метров 400. Они где-то ниже нас находятся, постоянно нас простреливают, но мы их не видим.

— Потери есть?

— Да. Недавно двоих убило. Пилили дрова, вдруг взрыв и все. Одного на месте, а второй в больнице умер. Они стреляют сейчас из чего-то бесшумного, говорят какой-то польский миномет.

«Батя» — типичный боец «Пятнашки». Простой работяга с грязными от работы руками. Таких редко показывают по телевидению — никакой красивой картинки, смертельно опасный, рутинный, тяжелый мир, непонятный жаждущему развлечений обывателю. Как объяснить человеку, который судит о войне лишь по фильмам и клипам, что на самом деле боестолкновения занимают процентов 10 от всего времени службы. Еще десяток процентов — учения, а остальное — копать, носить, убирать, таскать, грузить...



Фото: АиФ/ Андрей Незваный

И как раз сейчас на Донбассе — «окопная» стадия войны. Психологически это очень тяжелый этап противостояния. Никто не знает, что будет в будущем, когда война закончится. И это притом, что люди на фронте уже четвертый год. Они сами придумывают себе все новые ориентиры. Рутина окопной жизни «размывает» и героизм и гибель друзей.

Каждый может встать и уйти, потому что тут нет никаких мобилизованных, все добровольцы. Но никто не уходит. Наблюдатель на холме с позывным «Зверь» не уходит с 2014 года. Как и большинство тут, до войны он работал на шахте. За три с лишним года успел освоить несколько военных специальностей, был даже механиком-водителем в танке. О службе рассказывает спокойно, рутинно.

— Сейчас дежурим по два часа, в принципе нормально не успеваешь замерзнуть. Ротация через шесть дней. С обеспечением тоже порядок, форму выдают и боекомплект как положено.

— А как ведет себя противник?

— Обстреливает постоянно, вечером, в основном. От обстрелов лекарство одно — в блиндаж.

Вокруг позиций — голая степь с редким кустарником. Ни дров, ни прикрытия. Устроишь поиски дров — попадешь под обстрел противника. Комбат решает подвозить дерево из расположения части, а на передовую позицию тянуть уже на санках. В том самом месте, где снега по колено — других вариантов нет.

— Вы сегодня продержитесь. А завтра мы вам подвезем все, — ободряет «Мамай».

— Конечно продержимся, куда мы денемся.



Фото: АиФ/ Андрей Незваный

С сопровождением идет обратно туда, где оставили временный транспорт — все тот же уставший от всего, но работающий «Москвич». На нем — к расположению части. Комбат едет с нами.

— А кто у вас служит в подразделении?

— У нас интернациональная бригада была и она такая сейчас. У нас есть сербы, есть французы, есть итальянец. Молдаване, абхазы, осетины, русские, украинцы, кого только нет.

— А что привлекает добровольцев из западных стран?

— Они видят в России последний оплот государства, отстаивающего традиционные ценности. Войну против Донбасса они воспринимают как войну против России. Поэтому они здесь.




— Какие сейчас стоят задачи?

— Не дать противнику прорвать наши позиции. Они сейчас немного активизировались, пытаются прощупать наши слабые места, часто летают беспилотники. Я знаю, что все уже устали от разговоров о готовящемся наступлении ВСУ, но это правда, они концентрируют сейчас силы и наступление будет. Но мы готовы. Наши бойцы наоборот ждут, когда мы в наступление пойдем.




Tags: ДНР, Донецк, война, ополчение
Subscribe

Recent Posts from This Journal

promo lat_elenka march 13, 2016 03:27 6
Buy for 50 tokens
***
...
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments