Еленка Донецкая (lat_elenka) wrote,
Еленка Донецкая
lat_elenka

Чтобы помнили. Часть 2

Оригинал взят у p0ssessed в Чтобы помнили. Часть 2
Массовая смертность от голода началась с января 1942 года, так как паёк (100 граммов хлеба и пол-литра баланды), который мы получали, был смертный. Смертностью легко было руководить, и немцы время от времени ею руководили. Обычно, килограммовую булочку давали на 10 человек. Смертность поднималась вверх очень быстро и достигала до 100-150 человек в сутки. Иногда командование лагеря увеличивало хлебный паёк, 1 кг давали на семь человек и в баланде появлялись проблески жира. Это сразу сказывалось на смертности — смертность падала. Мертвецов, как я уже сказал, выносили утром каждый день и складывали в штабеля в течение недели и только в субботу трупы увозились машинами или двуколками по 6 трупов, три трупа головой вперёд, и три человека назад.
Сначала трупы складывали одетыми и зачастую в шинелях, а впоследствии умерших раздевали наголо. Это вызвано тем, что были случаи, когда живые ложились среди трупов в субботу и их увозили. Когда мёртвых сбрасывали в специально приготовленные рвы и транспорт возвращался в обратный рейс, живые трупы уходили в лес. Поэтому в дальнейшем трупы раздевали полицаи. Когда их сбрасывали в траншеи, сразу же засыпали толстым слоем хлорной извести.
Самый большой бич в лагере - это вшивость, завшивлены были все. Вшей так было на каждом много, что они падали на пол, ползали на нарах. Военнопленные старались вести с ними борьбу, каждый пленный должен был бить на себе вшей в течение полутора часов, однако должных результатов это не давало.
В конце февраля к нам привезли из другого лагеря 20 живых трупов. Они говорили, что и у них точно такой же порядок и такая же завшивленность в лагере, к тому же свирепствовал тиф. Как они говорили - месяц тому назад к ним привезли 20 человек с другого лагеря, где свирепствовал тиф. Не трудно было догадаться, что и в нашем лагере, кроме всех бед, прибавится ещё и тиф. Так оно и стало: через несколько дней появились больные тифом. Тиф распространился с молниеносной быстротой. Посредниками были вши. Смертность стала неимоверной. Пленные тиф переносили относительно легко и умирали уже после тифа. После тифа, как правило, хотелось кушать, кушать было нечего, и наступала смерть. Я лично тифом не болел, вернее, болел, но в лёгкой форме, так как у меня был иммунитет - я тифом болел в 22-м году. Тиф досаждал полицаям, редко кто из них выздоравливал. Пленные врачи объясняли это тем, что полицаи были слишком жирные (у них паёк был другой), сердце не справлялось со своими функциями и приостанавливало работу. Мы получали от этого огромное удовольствие и благодарили тиф за его жестокость к полицаям. Нередки были случаи, когда от тифа умирали и немцы. Как они ни старались быть подальше от нас, тем не менее 12 человек за зиму среди охраны Богу души отдали.
Командованию лагеря (а может, лагерями) казалось, что смертность в лагере недостаточна, и лагерь был заражён дизентерией. Смертность в лагере стала колоссальной. Трупы мы не считали, но о смертности за каждые сутки знали точно. В хдебораздаточной на каждый день вывешивали довольствующихся, по разнице чисел за вчерашнее и сегодняшнее мы узнавали число умерших.
В лагере были и евреи. Время от времени выстраивали весь лагерь и немцы, «специалисты» по евреям, ходили по рядам и выводили евреев из рядов. Вернее, они шли перед строем и на подозрительных указывали пальцем и говорили: иуда раус. Они могли ошибаться и ошибались на 50%, а может, и больше — а кто его накажет за это? Ему скажет начальство: чем больше найдёшь евреев, тем лучше. Кто попадал по ошибке, оттуда никто не возвращался. «Евреев» выстраивали в колонну и уводили из лагеря.
Расстреливали евреев неподалёку от лагеря, через дорогу. Там было специальное помещение, и всегда оттуда были слышны выстрелы. Там расстреливали евреев со всего города. Нам в окна было видно, как к этому зданию привозили и в гражданской одежде мужчин и женщин, и делали вывод, что это ведут на расстрел евреев.
Командование лагеря придумывало всё новые и новые способы уничтожения пленных. Один из способов был — это баня. После бани на следующий день число больных увеличивалось, а в связи с этим и смертность.
Что из себя представляла баня и почему после бани увеличивалась смертность? Баня придумана не с целью гигиены, а для ускорения гибели людей. Баня сама по себе, как и полагается быть бане. Сначала попадаешь в предбанник, чистота неимоверная, но в окнах нет ни одного стекла, холодина жуткая, температура минусовая.. И вот в этом предбаннике надо раздеться и сдать одежду для дезинфекции. И держали здесь совершенно раздетых людей около часа. После этого надо идти в баню, в бане действительно тепло и вода горячая. Полицаи следят, чтобы все были выкупаны, то есть мокрые. И первые, кто попадал в эту баню, не имея опыта уклониться от душа, купались. Я попал не первый, мы уже были умудрённые опытом предыдущих. Нам было достаточно взять из-под крана немного воды и слегка смочить волосы на голове, и ты уже выкупан. После всего этого нас выталкивали в послебанник, где также в окнах нет стёкол, температура минусовая. Здесь мы должны были около часа ждать нашу одежду, она подвергается действию высокой температуры с целью уничтожения вшей Вши после этой процедуры не только не уничтожены, а наоборот, они становятся более нахальными. До этого .они, как правило, находились на изнанке, а после дезинфекции их полно и на лицевой стороне. И создаётся такое положение, что они напуганы и мечутся из края в край. А мы всё время в предбаннике ждём, когда выдадут одежду. В это время мы сомкнёмся друг к другу, мёрзнут только наружные, но их сменяют через каждые две минуты, иначе можно околеть. Наконец, получаем одежду, одеваемся и строем двигаемся в лагерь. Вот почему после такой бани смертность увеличивалась.
Длительное время не получая витаминов, в частности витамина «С», пленные заболевали цингой. Болел цингой и я. Болели цингой в тяжёлой степени. Кожа делалась синей, сильная боль в суставах, человек не мог двигаться, а двигаться надо было, ведь каждое утро проверка во дворе лагеря, и кто оставался в казарме, уже оттуда больше не выходил, его выносили как труп с другими трупами. Зубы шатались. настолько, что их можно было все, вынуть. С зубами мы оставались, потому, что нечего было грызть. Так- продолжалось до весны. Весной c появлением зелёной травы, безразлично! какой, её ели или делали настой и пили. Цинга постепенно отступила.
Многие болели куриной слепотой, с заходом солнца больные ничего не видели.
Форма лагеря. Лагерь представлял собой четырёхугольник метров 300 шириной и 400 метров длиной (приблизительно). Стороны лагеря были опутаны в три ряда проволокой. Между рядами проволоки, на всём протяжении были проложены витки проволоки. По четырем углам четырёхугольника стояли сторожевые вышки до 7-10 метров высоты. На вышке был часовой с пулемётом. Вдоль западной стороны четырёхугольника стояло двухэтажное здание (за проволокой). Длина здания — около 150 метров, с большим количеством окон, в каждом окне стоял пулемёт с прислугой. В обычные дни окна зачастую были закрыты, а когда приезжало высокое начальство по проверке лагеря, окна раскрывались и прислуга от окна не отходила. В лагерь проверяющие не заходили, а смотрели, как надёжно лагерь окутан проволокой. После каждой проверки лагерь ещё больше опутывали проволокой. В четырёх больших зданиях находились пленные, в пятом помещали сошедших с ума и тех, кто ещё не умер, но дышал. Попавшие в это здание жили до субботы, в субботу их убивали и вывозили с другими трупами. В этом же здании помещали выявленных евреев, их постигала та же участь.
В шестом П-образном здании находились полицаи. Их было много Около этого П-образного здания производились расстрелы. Мне запомнилась казнь майора Касьяненко. Смерть он принял с большим мужеством. Когда он шёл к месту расстрела, комендант приказал двум полицаям взять его под руки и отвести к стенке. Полицаи кинулись выполнять приказание, и когда они приблизились, майор Касьяненко наотмашь с правой руки, сколько было у него силы, ударил этого презренного предателя. Сам подошёл к стенке. Комендант вторично приказал полицаям повернуть его лицом к стенке, им и вторично не пришлось выполнить приказ. Майор Касьяненко стал лицом к выстроенным пленным и громко сказал: «До свидания, товарищи! Крепитесь...» и в это время раздался залп, и не стало майора Касьяненко Майор Касьяненко прибыл в лагерь в начале весны 42-го года, расстреляли его в апреле месяце. Расстреляли его за агитацию среди пленных. Многих военнопленных за агитацию били палками, для этой экзекуции также выстраивали весь лагерь. После избиения палками пленные, как правило, вскорости умирали, но, несмотря на это, многие военнопленные вели агитацию и поддерживали морально друг друга. Особенно вслушивались в слова тех военнопленных, которые попадали в плен значительно позже нас 95% пленных в лагере стойко переносили эти сверхчеловеческие муки Но были и подлецы. Как это ни печально, подлецами оказывались и старший командный состав. Из предателей формировались полицаи. Некоторых оставляли для службы в лагере на месте, а некоторых отправляли в красноармейские лагеря (наш лагерь состоял из бывших командиров Красной Армии).
http://p0ssessed.livejournal.com/12874.html - часть 3 и др.
http://p0ssessed.livejournal.com/12874.html - часть 1 - Начало
Tags: Великая Отечественная, Отечество, война
Subscribe

Recent Posts from This Journal

promo lat_elenka march 13, 2016 03:27 5
Buy for 50 tokens
"Крым - зона геополитических интересов России. А Донбасс пошумит, пошумит и успокоится.. . " Соколов, член обществ. палаты Думы РФ, 7 марта 14 года.
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments